Подать по-новому: Как ФГВФЛ реализует активы банков-банкротов

Со стороны украинских инвесторов нет спроса на активы лопнувших банков. Чтобы заинтересовать покупателей ФГВФЛ меняет принципы продажи активов
Вчера руководство Фонда гарантирования вкладов физических лиц (Фонд) рассказало о новых принципах и процедуре реализации активов банков-банкротов В 2016 году Фонд намерен получить от неплатежеспособных банков более 7,5 млрд грн, из низ 3,8 млрд грн от продажи активов, которые находятся в залоге у Национального банка Украины. Впрочем, выполнение плана по реализации залогов, которыми распоряжается Нацбанк под вопросом. НБУ и Фонд не могу найти общий язык в этом вопросе. 15 марта Нацбанк объявил, что временно приостановит продажу активов неплатежеспособных банков, которые находятся в залоге под выданные кредиты рефинансирования. Основанием для остановки продаж регулятор назвал неэффективную работу Фонда по продаже залогов.

ЛІГА.net публикует ключевые тезисы первых лиц Фонда о спорах с Нацбанком, незаинтересованности украинских инвесторов активами фонда и как будут продавать имущество и кредиты неплатежеспособных банков.

О спорах с НБУ

Константин Ворушилин, директор-распорядитель Фонда. Нацбанк по имуществу, которое у него в залоге, принимает решение о продаже и о цене актива. Сейчас коллеги из НБУ взяли "тайм аут". Насколько я знаю, в апреле они готовятся возобновить продажу. Даже не так. В апреле они готовы дать нам разрешение на продажу.

Мы можем спорить с коллегами из НБУ, с чем-то не соглашаться, но это рабочий процесс. Между фондом и НБУ нет антагонизма.

По всем объектам, которые находятся в залоге НБУ и будут выставляться на продажу, будет информация. Объектов там очень мало, а активов очень много. 80% - это кредиты, около 10% -основные средств.

Но мы понимаем, что не от всех банков мы получим возмещение. По банку Надра, например, все в залоге у НБУ. С этого банка мы соберем 100-150 млн грн. Все остальные средства от реализации пойдут Национальному банку. Или ситуация с Имексбанком. Мы выплатили 4 млрд грн. От реализации активов этого банка мы получим в лучшем случае 1-1,5 млрд. Также по VAB банку. Мы не соберем тех денег, которые мы потратили на выплаты.

Андрей Кияк, заместитель директора-распорядителя Фонда. НБУ это не единственный внеочередной кредитор. Есть ГИУ, госбанки. С ними работать намного проще. Есть согласованная цена, и мы по ней продаем. День в день начинаем работать. Мы понимаем оценку, ситуацию на рынке и инвесторов. С НБУ сложнее.



О новом механизме продажи активов

Юлия Берещенко, директор департамента консолидированных продаж Фонда. Мы запускаем новый принцип раскрытия информации об активах, исходя из мировой практики. Мы бы хотели заложить принцип одновременного раскрытия информации для всех участников рынка. Информация об активе будет опубликована после полного анализа, когда будет четко известно, что он готов к продаже и по какой цене.

Функция реализации активов уже была создана в Фонде. У нас стоит задача сделать ее более эффективной, масштабной и прозрачной. Поэтому мы сейчас в процессе разработки внутренних процедур. Мы разработали документ о продаже имущества неплатежеспособных банков, в котором будут заложены минимальные принципы по подготовке актива и прозрачности продажи. Мы регламентируем минимальный объем информации, который должен быть раскрыт и минимальные сроки, которые даются инвесторам на ознакомление с активами и подачи заявки на аукцион.

Когда процесс станет более справедливым следующая наша задача - его масштабировать. Какие-то объекты можно продавать не в индивидуальном порядке, а путем пакетирования делать более масштабные продажи. Закон позволяет нам делать пакетные предложения по разным банкам.

Мы стремимся, чтобы в апреле это положение было одобрено дирекцией. Мы привлекаем к обсуждению этого положения все заинтересованные лица, включая НБУ, представителей Мирового Банка и МВФ.

О продаже кредитов

Берещенко. Это документ закладывает минимальные требования и по кредитам. Мы можем раскрывать всю информацию по кредитам кроме персональных данных и банковской тайны. Мы разработали форму, которая будет обязательная к заполнению всеми банками, которые находятся в фонде. Так называемый паспорт активов. Внутренний паспорт актива будет включать банковскую тайну. Этот паспорт будет рассматривать исполнительная дирекция и принимать решение о продаже и стартовой цене.

Затем из внутреннего паспорта будет вытекать публичный паспорт, в нем будет отсутствовать данные относящиеся к банковской тайне. И в таком полном виде он будет попадать на веб-сайт фонда. Банковская тайна - это четкая идентификация клиента, фамилия имя отчество, адрес, банковские счета. Информация о залоге месторасположение залога, метраж, какая структура какие стены - не является тайной.

О виртуальной комнате данных

Берещенко. Минимальный срок, который мы даем инвесторам, чтобы подать заявку, подписать договор о конфиденциальности и получить доступ ко всем данным - 21 рабочий день. И здесь нам необходимо техническое решение для одновременного доступа к этой информации со стороны множества инвесторов. В мировой практике происходит оцифровка кредитного дела, а затем ее размещение в виртуальной комнате данных. Это защищенный сайт, где присутствует водяной знак на каждой странице, которую просматривает потенциальный покупатель. Здесь же отслеживается деятельность инвестора с каждым документом.

Но техническая часть для Украины занимает много времени. Это невозможно реализовать за неделю. Потому что в большинстве банков кредитные дела неоцифрованы. Мы сейчас разговариваем с несколькими провайдерами по обработке этих данных. В этом вопросе, мы также будем идти по процедуре тендера.

О внешних инвесторах

Берещенко: Наша задача привлечь как можно больше покупателей. Я не разделяю внутренних инвесторов и внешних. Деньги от продажи этих активов должны вернуться и работать на экономику Украины.

На уровне правительства есть понимание, что нам нужны внешние инвестиции, в том числе, которые придут путем покупки активов, которые продает фонд. Мы обеспечиваем равный доступ к информации абсолютно всех инвесторов. Но опять же техническая задача. Существует веб сайт фонда, на котором публикуется информация на государственном языке. Для иностранных инвесторов эта информация была на английском языке. Эту задачу невозможно решить очень быстро. Мне бы хотелось, но это вопрос времени и ресурсов.

Законом это не предусмотрено первоочередное право выкупа для бывших собственников активов. Мы не ограничиваем потенциальных покупателей. Но никакому покупателю преференций не будут.

О спросе со стороны банков

Кияк. Когда мы начинаем процедуру ликвидации, мы рассылаем информацию о всех активах, начиная с тумбочек и закачивая крупными кредитными портфелями, большинству банков. Интерес с их стороны нулевой. Или почти нулевой. Иногда Альфа чем-то заинтересуется или ТАС. Мы стараемся быть максимально гибкими и открытыми. Любая жалоба фиксируется. Мы доходим до скандалов, увольнений. Уже уволили четверых уполномоченных лиц. Но банки не интересуются. Интересуются факторинговые компании. Но у них своих денег нет.

Сейчас банки берегут ликвидность, и мало кто хочет заниматься данным вопросом. Хотя мне кажется, что работать на рынке проблемных активов было бы сегодня интересно.

Берещенко. Технический вопрос доступа к информации мы решим. Но нужно понимать, что работа с плохими активами - это очень специализированный вид деятельности. Мы, по сути, стали плохим банком Украины. И если бы коммерческие банки могил полноценно работать с проблемными активами, целые банки нам не падали бы.

Мы ведем переговоры с теми, кто умеет работать с проблемными активами. На прошлой недели у нас была встреча с президентом Альфа Банка Александром Лукановым. Мы обсуждали принципы по раскрытию информации и публичном доступе, по которым мы будем работать с апреля. Я нашла полное понимание со стороны Луканова, что когда будут соблюдены эти условия, то Альфа будет одним из потенциальных инвесторов и будет смотреть наши активы.

О банках, которые могут попасть в фонд

Кияк. Сейчас три основных причины для вывода банков с рынка. Это неисполнение нормативов, нарушение требований финмониторинга и нераскрытые структуры собственников. Первое и третье будет использоваться и дальше. Фонд готов принять и десятки банков. Не единицы, а десятки.

О цене активов

Берещенко. Предполагаемую цену активов я не готова озвучить. Конечный результат зависит не от оценочной или балансовой стоимости актива, а от того состояния заемщика, бизнеса и от процедур по которым мы ему продаем. Эту цифру не сможет оценить на данном этапе никто.
ДОСТУП К ФИНАНСОВЫМ РЫНКАМ И АНАЛИТИКЕ В РЕЖИМЕ ОНЛАЙН
зарегистрируйтесь и получите 7 дней бесплатно
Регистрация
asd